of 10

Dilemmas of the Qing migration policy in frontier Hulun-Buir: The Muslim Tarianchi and their agricultural Project (Дилеммы цинской миграционной политики в приграничном Хулунбуире на пр

55 views
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
Share
Description
Ethnic composition of Hulun-Buir (China’s frontier region with Russian Eastern Siberia) was formed and constantly reshaped during the last three centuries. For example, Qing officials relocated ethnically hybrid Manchu-Mongol banner troops into the
Tags
Transcript
  155155 ВоСтоКоВедениеORIENTAL STUDIES УДК 94 (510). 08+572.9ББК 63.3 (5 КИТ)+ 63.529 (5 МОНГ) Саяна Баировна Намсараева, кандидат исторических наук, доцент, Институт монголоведения, буддологии, тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (Москва, Россия), e-mail: namsaraeva@gmail.com Дилеммы цинской миграционной политики в приграничном Хулун-Буире на примере участи мусульман – таранчи Данная статья посвящена проблемам цинской стратегии формирования этнического состава Хулун-Буира, района КНР граничащего с российским За-байкальем. Известно, что в течение XVIII в. туда был передислоцирован зна-чительный контингент в основном из состава маньчжурских и монгольских знамённых войск. Однако, автор анализирует малоизвестный эпизод о высыл-ке из Хулун-Буира мусульман землепашцев, известных также как уйгуры – таранчины , принудительно ввезенных туда ранее, и предполагает рассматри-вать его в качестве поворотного момента в определении дальнейшей стратегии  развития этого приграничного региона. Автор выявляет ряд причин, почему цинские стратеги в ущерб экономическим интересам развития Хулун-Буира,  решили создать здесь вблизи границ с Россией, по выражению О. Латтимора, зону «статичную» и закрытую [14, c . 377]. Новые данные, найденные автором в цинских архивных документах, в целом, пополняют наши сведения о фор-мах контроля континентальных империй над периферийными полиэтничными  регионами, и особенностях цинского режима управления приграничными тер- риториями у границ Забайкалья, в частности.  Ключевые слова: континентальные империи, российско-китайская граница, Цинская империя, приграничные территории Китая, Хулун-Буир, знамённые войска, цинская миграционная и этническая политика, уйгуры – тарянчины.  Sayana Bairovna Namsaraeva, Candidate of History, Associate professor the Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetian Studies of SB RAS (Moscow, Russia), e-mail: namsaraeva@gmail.com Dilemmas of the Qing Migration Policy in Frontier Hulun-Buir: Case Study of the Muslim Taranchi–Uyghurs’ Replacement Ethnic composition of Hulun-Buir (China’s frontier region with Russian East-ern Siberia) was formed and constantly reshaped during the last three centuries. For example, Qing ofcials relocated ethnically hybrid Manchu-Mongol banner troops into the region to serve the border. The case of relocation of Taranchi’– Uyghurs examined in the paper shows that an attempt to vary local ‘banner’ population by © С. Б. Намсараева, 2012  156 Гумаарый вкр. 2012. № 2 (30) ‘non-banner’ land cultivators, was considered by Qing ofcials as abortive and non-  perspective. This paper is based on recently published Qing archival sources and investigates why Hulun-Buir continued to develop as ‘frontier of exclusion’ (ex- pression introduced by Owen Lattimore) [14, p. 377], where trade and economic development have been neglected due to proximity of the Russian border. The au-thor examines different models of the continental colonial administration with the example of Qing policy in frontier regions, and specically focuses on complicities of the Russian-Chinese frontier in Hulun-Buir.  Keywords:  continental colonialism, Russian-Chinese frontier, Qing Empire, China frontiers and borderland, ethnic composition of Hulun-Buir, Qing banner troops, policy of forced migration, ‘Taranchi’– Uyghurs.Известный исследователь Внутрен-ней Азии и, в частности, Маньчжурии Оуэн Латтимор писал, что, исходя из политико-географических условий, фронтирные (т. е.  расположенные вдоль границ) террито- рии Китая 1  условно можно подразделить на два противоположных типа: «динамич-ные» (‘dynamic’) на юге; и «статично-неподвижные» (‘static’) на севере [24, c . 377]. Начиная с конца XVII в., под «северными приграничными землями» ( 北方 边疆 ) под- разумевались все земли, простиравшиеся вдоль линии границ с Россией, так как имен-но с этого периода первые договоры 2 , заклю-чённые между Российским и Цинским госу-дарством, привели к разграничению земель и установлению линии границы между этими странами [5].Воспринимая соседство с Россией как потенциально напряжённое, связанное с воз-можной агрессией и угрозой, Цинские власти установили на северных приграничных тер- риториях совершенно особый режим управ-ления местностью и формы контроля над на-селением, связанные в первую очередь с зада-чами по организации охраны границы, веде-ния караульной службы и пресечения попыток несанкционированного перехода. Именно по-этому Латтимор охарактеризовал эту зону как «статичную», так как она была очерчена ли- 1 Заметим, что в соответствии с современ-ным административно-территориальным устрой-ством Китая, статусом «приграничных земель» ( 边疆地区 ) обладают огромными территория-ми, занимающими около 60 % территории всей страны. 2 К первым договорам относится Нерчин-ский договор 1678 г., Буринский и Кяхтинский до-говоры 1727 г. нией границы, и «напряжённую», так как, по замыслу цинских стратегов, она несла в себе функцию «заградительно-оборонительного» буфера ( 封 闭保收 ) 3  [12, c . 84]. Данная статья рассматривает круг во-просов, касающихся создания подобного «заградительно-оборонительного» буфера в Хулун-Буире, граничащего с российским Забайкальем. Хулун-Буир был местом пер-вых территориальных споров за обладание Приамурьем с момента первых контактов (не всегда мирных) 4  между Российской и Цин-ской империей, и стратегически чрезвычай-но важным приграничным районом, нахо-дящимся на стыке разных регионов: Монго-лии, Маньчжурии, Забайкалья и Приамурья.  Через Хулун-Буир также шёл кратчайший «ход в Китайское государство из Даур от Нерчинского острогу», как писал российский посланник к маньчжурскому двору Николай Спафарий [1, c . 147]. В частности, в статье будут рассмотрены особенности цинской ми-грационной политики в приграничных зем-лях, сформулированной как « иминь шибянь » 5   (переселять людей, [чтобы с их помощью] охранять границы) на примере Хулун-Буира. Автор ставит задачу проследить, каким об- разом цинская миграционная политика XVIII века предопределила формирование современного этнического состава этого ре-гиона. 3 Переводы на русский язык разноязычных источников и литературы осуществлены автором статьи, за исключением случаев, где указан дру-гой автор перевода. 4 Например, осады Нерчинского острога в 1657 г., Алабазинского острога в 1685 и 1686–    87 гг. 5 移民实边  157 Вскв Этноистория Хулун-Буира Первое, что бросается в глаза при при-землении в аэропорт города Хайлар – столицы муниципального округа Хулун-Буир 1   АРВМ, это огромный рекламный плакат, на котором изображена группа представителей местных этнических групп, одетых в раз-нообразные яркие национальные костюмы. Надпись на плакате приветствует гостей и призывает «познакомиться с традициями на- родов Хулун-Буира и ощутить очарование степной культуры» 2 . Действительно, Хулун-Буир считается одним из самых многонацио-нальных регионов КНР и насчитывает около 38 различных народностей, проживающих здесь. Однако мало кто задумывается о том, что эти народы, представленные на плакате в качестве «местных», на самом деле таковыми не являются. Большинство из них появилось здесь не по своей воле, а в результате пере-селенческой политики, проводившейся цин-скими властями в течение XVIII в. Различные историко-географические описании Хулун-буирских земель цинско-го периода 3  детально описывают поэтапное 1 В 2010 г. Хулун-Буирский аймак был пре-образован в муниципальный округ в составе Авто-номного Района Внутренняя Монголия (АРВМ). 2 领略民族风情,感受草原文化 3 Различные описания Хулун-Буирских земель в большинстве своём построены по ком-пилятивному принципу, т. е. куски из более ран-них произведений почти целиком заимствуются в новом сочинении с добавлением сведений более позднего времени, как это было принято в цин-ской историографии. Основными источниками по истории Хулун-Буира можно считать следующие произведения: « 呼伦贝尔 副都统 衙门册报志稿 », что можно перевести как «Реестровые записи Хулун-Буирского фудутуна , составленные в 1897 г. на маньчжурском языке. Перевод на китайском языке был опубликован в 1983 г. в сборнике « 呼伦贝尔 史料丛书 », где были собраны основные ис-точники по истории края. Следующий источник « 呼伦贝边务调查报告书 » (Рапорты об охране гра-ниц в Хулун-Буире) был составлен гарнизонным командиром фудутуном  Сун Сяоляном ( 宋小梁 ) in 1909. Чен Тинхен ( 程廷恒 ) и Чжан Цзяфань ( 张家璠 ) в 1922 г. опубликовали «Полное описание Хулун-Буирских земель» ( 呼伦贝尔志略 ) [13]. Есть несколько описаний, составленных авторами даур-ского происхождения; например, перу знаменитого общественного деятеля и писателя Мерсе (кит. имя заселение этих почти пустующих земель. В первую очередь, цинские власти передисло-цировали сюда военный контингент из соста-ва маньчжурских и монгольских знаменных войск, состоящий из приамурских народов тунгусо-маньчжурского происхождения и монголов разных родов из Южной и Запад-ной Монголии. На самом деле, степные рав-нины Хулун-Буира не всегда были безлюд-ными. Эти земли входили в ареал кочевий  различных монгольских и тунгуских родов, но именно дауры и дурбед-монголы (кит. 杜 尔伯特蒙古 ду-эр-бо-те мэн-гу), когда-то жившие здесь, в свои преданиях называ-ют Хулун-Буирские степи своей родиной 4   [10]. Некоторые русскоязычные источники XVII в. также сообщают, что в этих местах жили некие «кочевые торгочины» 5 . В XVII в. в связи с участившимися военными конфлик-тами с русскими казаками в Приамурье мно-гие местные народы, видя в новых соседях потенциальную угрозу, покинули эти земли и откочевали вглубь Дунбэя. Они примкнули к маньчжурам, которые в это время активно консолидировали вокруг себя все родствен-ные народы Маньчжурии, создавая с ними широкие альянсные союзы [3] . Войдя в состав знамённых войск, они тем самым увеличили военную мощь маньчжуров, направленную в тот период на завоевание Китая и Северной Монголии. Подобная миграция большей ча-сти приамурских народов на юг отвечала ин-тересам маньчжуров, так как одновременно появлялась возможность «лишить русских опоры в Приамурье» [4]. Таким образом, до определения линии границ с Россией страте-гия цинских властей в Хулун-Буире заключа-лась в том, чтобы способствовать миграции приамурских народов вглубь Дунбэя, оста- Го Дафу 郭道甫 ) принадлежит сочинение «Хулун-Буирский вопрос» ( 呼伦贝尔问题 ) и др. 4 В XVI в. дурбед  монголы покинули эти места и переместились в Южную Маньчжурию, в район современного города Дацин провинции Хэйлунцзян. Подробнее о дурбедах Хэйлунцзяна [10]. 5 «Торгочины» упомянуты в «Отписке нерчинского воеводы Д. Д. Аршинского тоболь-скому воеводе П. И. Годунову», составленной в 1670 г. (www.vostlit.inf  o ) и в «Выписке о путях в Цинскую империю», написанную русским по-сланником Николаем Спафарием 1675 г. [1] .  158 Гумаарый вкр. 2012. № 2 (30) вить приграничные земли с Россией в запу-стении. Соглашения Буриинского и Кяхтинского договоров 1727 г., помимо уточнения линии границы также предусматривали открытие беспошлинной приграничной торговли в Кях-те и Цурухайту, который находился как раз на Хулун-Буирском участке границы, и от-правку торговых караванов до Пекина. В этот период среди основных мер цинского двора по созданию регулярной службы по охране границ и сопровождению торговых карава-нов вглубь Маньчжурии стало образование Хулун-Буирского наместничества, отдельной военно-административной единицы, во гла-ве которой стоял фудутун  офицер крупного соединения знаменных войск, расквартиро-ванных в Хайларе. Границы наместничества были определены следующим образом: на востоке − до горной гряды Большого Хинга-на, на юго-западе − до границ с Халхой (Цэ-цэнхановский аймак), с запада до севера – вдоль реки Аргунь по линии границы с Рос-сией. Первыми в 1732 г. сюда были переве-дены три тысячи знамённых дауров с семья-ми из Цицикара, затем группа уланцабских знаменных монголов из Южной Монголии. В 1734 г. из Цэцэнхановского аймака были переселены две с половиной тысячи знамён-ных барга-монголов. Позже Хулун-буирский гарнизон был усилен − из Цицикара было переведено несколько тысяч дауров, соло-нов 1  и орочонов. Затем в Хулун-Буир было направлено несколько групп ойратских ро-дов Алтая, которые согласились перейти на сторону маньчжуров после разгрома Джун-гарского ханства в середине XVIII в. 2  Всё это разноязыкое воинство было поделено на знамёна в основном по принципу этнической близости, с образованием нескольких знамён солонов, знамён барга-монголов, в состав ко-торых включили дауров, и отдельного зна-мени, состоящего из ороченов. По принципу внутренней организации Хулун-Буирские знамёна отличались и от монгольских сеймо-вых, и от маньчжурских «восьмизнамённых» 1 Этнонимом «солоны» в цинских ис-точниках называли различные группы эвенков, сильно ассимилированных с монголами, которые вошли в состав знамённых войск. 2 Другая же часть ойратов оказалась зачис-лена в чахарские знамённые отряды [27] . войск, представляя как бы смесь этих двух типов организации войска 3 . Судя по «Реестровым записям Хулун-Буирского фудутуна», знамёна периодически дробились, укрупнялись, к их составу при-числялись новые группы солдат, при этом принцип этнической и языковой близости не всегда соблюдался 4 . Так, группы «вновь при-бывших» образовывали новое знамя с обо-значением «новые» ( 新 ); таким образом, воз-никли знамёна «новых барга» и знамёна «но-вых ойратов». А группы «старожилов» по-лучали приставку «старый» ( 旧 ). Так, напри-мер, первая группа ойратов была переселена в Хулун-Буир в 1731 г., они представляли со-бой тех ойратов, которые были пленены ещё императором Сюанье (девиз правления Кан-си 1662–1722 гг.) во время войны с джунгар-ским ханом Галданом в 1697 г. Другая часть ойратов была сослана в Хулун-Буир в 1755 г. сразу после подавления восстания Амурсаны в Синьцзяне. Соответственно, эти две разные группы ойратов, прибывшие в разные време-на, стали называться как знамена «старых ойратов» и знамёна «новых ойратов».Знаменные войска постоянно перемеща-ли из гарнизона в гарнизон практически каж-дые 10–15 лет. Например, знамёна солонов и дауров в 70-е гг. XVII в. были размещены в вотчине маньчжуров в Нингута, затем они были переведены в Цицикар, прежде чем ока-заться в Хулун-Буире [17, c . 25]. Как пишет американский исследователь Кристофер Эт-вуд: «…все обитатели Хулун-Буира глубоко осознавали, что они составляют общество мигрантов и переселенцев, которых послали сюда с единственной целью – служить Цин-скому государству. Воинская служба стала их главным предназначением и смыслом их жиз-ни» [18, c . 5].Оторвав от родовых мест и родовых кланов, заменив многим казнь службой на окраине империи, цинские власти планомер-но создавали из переселённых в Хулун-Буир 3 Подробнее о структурных различиях между двумя типами этих знамен см. специаль-ные исследования Йошики Енатцу [23]  ,  Кристо-фера Этвуда [18] и Алугуй Сарула [87]. 4 Отчасти из-за частых смешанных браков между представителями разных знамен, этниче-ский принцип формирования знамён было трудно сохранить.  159 Вскв народов профессиональное военное сообще-ство. Войска стали нести регулярную охрану границ; за каждым знаменем был закреплён участок границы и определённая территория − кочевье внутри наместничества, примерно со-ответствующая современному расположению их национальных автономных уездов в Хулун-Буире. Общим языком для этого гарнизонного сообщества стал маньчжурский язык, хотя ни для кого из них он не был родным.  Прибытие уйгуров-таранчи в Хулун-Буир Работая с цинскими источниками и ли-тературой по истории Хулун-Буира, мне по-встречался один любопытный документ, повествующий, казалось бы, о малозначи-тельном эпизоде, произошедшем в середине XVIII в. Речь идёт о попытке разнообразить состав местного знаменного населения, «раз-бавив» его неслужилым земледельческим населением 1 . Весной 1760 года 49-летний император Хунли 2  получил срочный доклад от Хурчи 3 , гарнизонного командующего в Хулун-Буире. Хурчи возглавлял один из самых закалённых в боях отряд монголо-маньчжурских «вось-мизнаменных» войск. После пяти лет побе-доносной военной кампании в Синьцзяне и окончательного разгрома Джунгарского хан-ства его отряд был передислоцирован в 1759 г. назад в Хулун-Буир для продолжения службы по охране границ. В своём докладе Хурчи до-кладывал трону об удручающих обстоятель-ствах, в которых оказался доблестный гарни-зон по возвращении домой: «…Сопроводив войска в Хулун-Буир, [Ваш] недостойный раб увидел, что солон-ские войска и отряды барга-монголов не име-ют средств к существованию, всё находится в запустении, нет скота, а [войско], чтобы выжить, ест рыбу и побирается. В послед-ние годы здесь была большая засуха, не было 1 Выдержки из переписки на маньчжур-ском языке между императором, членами Военно-го Совета (  Цзюньцзичу ), генералом наместником Хэйлунцзянского округа и командиром Хулун-Буирского гарнизона фудутуном  знаменных во-йск в переводе на китайский язык Го Мэйлань [11]. 2 девиз правления Цяньлун с 1736 по 1795 гг. 3 В кит. транскрипции Ху-эр-ци ( 湖爾起 ). урожая, а от зимних холодов и снежных бурь пал почти весь скот. Сейчас осталось немно-го скота, верблюдов и того меньше, не хва-тает ездовых лошадей для караульной служ-бы. А ведь граница с Россией тянется около 200  ли  и идёт на север вплоть до гор 4 . Места [здесь] степные и пустынные, лесных угодий для охоты нет, не сравнить с Бутхэ 5 . Ваш раб Хурчи, неоднократно удостаивавшийся им-ператорской милости, спешит сообщить, что солдаты страдают, а их силы истощены. Им [надо] охранять границу, а [от них в таком состоянии] нет никакой пользы» [цит. по 11, c . 79]. В качестве выхода из тяжёлой ситуации Хурчи предлагал прислать из Синьцзяна мусульман, которых ойраты (западные мон-голы) называли « таранчи» 6  – землепашцы.  Хурчи считал, что они могли бы научить «знамённый» гарнизон обрабатывать зем -  лю и возделывать урожай: «…Тогда через несколько лет ситуация исправится: зерна будет достаточно, скот расплодится, а войска обретут силу и мощь. Это пойдёт только на пользу службе по охране границы» [цит. по: 11, c. 79].  Хурчи имел все основания рассуждать подобным образом, так как во главе своего семитысячного Хулун-Буирского войска он побывал в городах-оазисах Южного Турке - стана, когда подавлял там восстание му - сульман ходжа,  и видел, как мусульмане таранчи выращивали зерно в Илийском крае Северной Джунгарии. Тут необходимо по-яснить, что многолетние военные кампании в Джунгарии подорвали экономику Цинской 4 Имеются в виду северные отроги горного хребта Большой Хинган. 5 Бутхэ − горная и лесистая местность,  расположенная к югу от Хулун-Буира в районе со-временного города Цицикар. 6 塔里雅沁回子 . Группа тюркоязычных мусульман, переселенных ойратами из оазисов Южного Туркестана – Яркенда и Хами в период существования Джунгарского ханства в Илийский край для возделывания там целинных земель. Подробнее о мусульманах таранчи см. сборник архивных документов, посвященных природо-пользованию и земледелию цинского периода ( 清代奏折汇编  ——  农业 ; 环》中国科学院地理科学与资源研究所 , 中国第一历史档案馆。 商务印书馆 ), хранящихся в Первом историческом архиве КНР [15].
Related Search
Advertisements
Related Docs
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks